Виды доказательств и доказывание в европейском суде по правам человека


При этом Суд может истребовать от государства-ответчика доказательства не только по собственной инициативе, но и на основании соответствующей просьбы заявителя.

Так, в деле Fadeyeva v. По ее просьбе Европейский суд затребовал от государственного органа государства-ответчика запрашиваемую заявительницей информацию. Если Суд обязал власти государства-ответчика представить ему соответствующие доказательства по делу, но они не представили их без приведения убедительных причин, это может иметь негативные последствия для властей.

В частности, Суд может признать обоснованными утверждения заявителя, несмотря на то что тот не представил Суду соответствующих доказательств см. Непредставление властями государства-ответчика Суду имеющейся у них информации без удовлетворительных объяснений может стать основанием не только для вывода об обоснованности утверждений заявителя, но и дать основания для заключения о нарушении государством-ответчиком подп.

На основании этой нормы Суд налагает на власти государства-ответчика обязанность содействовать ему во всестороннем изучении обстоятельств дела. Если власти задерживают предоставление Суду необходимой информации, что создает помехи для установления фактов по делу, это также может быть квалифицировано Судом как нарушение подп. Если заявитель не может представить Европейскому суду какие-либо доказательства по причине действий бездействия властных органов государства-ответчика, ему следует указать на это обстоятельство в жалобе и представить доказательства предпринятых им попыток получить эти доказательства.

Воспрепятствование со стороны государства-ответчика в предоставлении Суду доказательств может быть расценено Судом как нарушение ст.

В деле Klyakhin v. Russia заявитель, находившийся на момент обращения в Европейский суд в заключении, утверждал, что одно из его писем в Суд не было отправлено администрацией СИЗО, а другое письмо было отправлено с значительной задержкой и без приложенных к нему документов. Суд отметил, что письмо, направленное с задержкой, не содержало указания на приложенные к нему документы.

Вместе с тем он учел, что заявитель постоянно жаловался ему в своих письмах на воспрепятствование переписке со стороны администрации СИЗО. Суд признал, что в этом деле была нарушена ст.

Удивительно, но факт! В ряде дел Европейский Суд вставал на позиции заявителя даже в тех случаях, когда весь объем судебных доказательств был исчерпан.

Одной из особенностей разбирательства в Европейском суде является то, что заявитель вправе представлять так называемые новые доказательства. Это означает, что заявитель может предъявить Европейскому суду доказательства, которые не были представлены в национальные суды и не рассматривались ими. Как указал Суд в деле K.

Finland, ничто не ограничивает его в возможности принимать во внимание новые доказательства в той степени, в какой они признаны относящимися к делу. Например, по делу Timishev v. Russia заявитель жаловался на нарушение свободы передвижения ст.

Власти государства-ответчика оспаривали версию событий, изложенную заявителем. Они возражали против приобщения заявителем в качестве доказательства письма из прокуратуры, в котором были выявлены нарушения со стороны милиции.

Удивительно, но факт! В этой справке констатировалось, что у заявителей имелись "телесные повреждения средней тяжести, нанесенные в последние двадцать четыре часа тяжелым тупым инструментом".

По мнению властей, это письмо не могло рассматриваться в качестве доказательства, поскольку оно не рассматривалось российскими судами. В подтверждение своей позиции власти представили решение городского суда, оставленное без изменений надзорной инстанцией.

Европейский суд решил, что не следует полагаться на решение городского суда при оценке фактов по делу, поскольку его выводы в отношении фактов непоследовательны и противоречивы, а надзорная инстанция не устранила противоречий в этом решении.

Рассмотрев представленные сторонами доказательства, Суд отдал предпочтение версии событий, изложенной заявителем, так как она подтверждалась письмом из прокуратуры, которое не было представлено в российские суды. По словам министра, потерявшие свои дома и близких в необъявленной войне могут таким образом взыскать материальный ущерб с России, как страны-агрессора. Агрессия России против Украины длиться уже больше двух лет.

С учетом нескольких миллионов пострадавших от российской военной агрессии, такое количество жалоб абсолютно ничтожно. Он добавил, что сумма заявленных требований о компенсации составляет около млн. Я не доверяю этой информации от следственного комитета РФ, и считаю, что указанное число жалоб жителей Донбасса на действия властей Украины завышено в несколько раз. Стоит отметить, что с начала российской военной агрессии против Украины, при российском следственном комитете создано специальное управление, суть которого состоит в искусственном создании доказательственной базы обвинения украинских властей в якобы имевших место с их стороны военных преступлениях и в обеспечении сопровождения преступной российской информационной пропаганды.

В частности, представители СК РФ негласно курируют на оккупированных территориях направление по составлению и подачи в Европейский суд жалоб против Украины со стороны несведущих жителей оккупированных территорий. Безусловно, особым случаем являются признания обвиняемого, сделанных под пыткой, или полученных в нарушении прав обвиняемого не свидетельствовать против себя самого и своих близких, в том числе избегая получение сведений путем допроса например, через помещение обвиняемого в камеру с "подставными" лицами".

Правовая защита, судебная защита, суд

Для справедливого судебного разбирательства также необходимо обеспечить обвиняемого правом на вызов и допрос свидетелей не только со своей стороны, но и тех, кто свидетельствует против него. Суд в данном случае должен использовать все возможные правовые механизмы для явки вызванных защитой лиц. В действующем Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации хотя и нет подобной формулы, она презюмируется, поскольку неизменными остались основные категории доказательственного права — предмет доказывания, субъекты доказывания, собирание доказательств и др.

В статьях 73, 85 и 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закрепляются обязанности участников процесса по собиранию доказательств по собственной инициативе ex officio , причем всесторонне, полно и объективно, до окончательного установления всех обстоятельств дела.

Они обязаны действовать в соответствии с принципами уголовно-процессуального доказывания материальной объективной истины. Европейский Суд вправе обратиться к государству-ответчику за дополнительной информацией, включая доказательства по делу.

При этом Европейский Суд может истребовать от государства-ответчика доказательства не только по собственной инициативе, но и исходя из заявления стороны в деле. Например, в одном из дел Европейский Суд запросил у властей Российской Федерации дополнительные доказательства и документы на основании того, что в жалобе были указаны конкретные документы, которые находятся в соответствующих государственных органах России Отказ государства-ответчика предоставить запрошенную ЕСПЧ информацию не раз расценивался как действие, свидетельствующее о правомерности доводов заявителя Воспрепятствование государством-ответчиком в предоставлении ЕСПЧ доказательств может быть расценено как нарушение ст.

Особенностью процессуальной доктрины Европейского Суда является то, что он вправе получать и оценивать доказательства, которые ранее не были рассмотрены в юрисдикции государства-ответчика, в том числе не были представлены в национальные суды и не рассматривались ими. В ряде дел Европейский Суд вставал на позиции заявителя даже в тех случаях, когда весь объем судебных доказательств был исчерпан.

А значение два эти фактора применительно к данному делу имеют несравнимо разное. И претензии к тому, как судом установлено первое и второе, играют несоизмеримо различную роль с точки зрения вывода о виновности. Собственно, второй фактор в интерпретации национального права национальным судом а именно он в первую очередь имеет право интерпретировать национальное право, а вовсе не сторона процесса и не Европейский Суд по правам человека вообще не имеет никакого значения, т.

Удивительно, но факт! Европейский суд указал, что ему нет необходимости устанавливать истинность каждого утверждения заявителя, поскольку он руководствуется фактами, которые были представлены заявителем и которые не были опровергнуты властями государства-ответчика.

При этом логичным текст сделать можно, а вот простым для понимания — едва ли, так как доказательств довольно много, много цифр, много конкретных данных в показания свидетелей, много претензий ко всем доказательствам, причем претензий очень и очень разных с точки зрения того, о каком конкретном праве, являющемся частью права на справедливое судебное разбирательство, идет речь.

Но самое главное, что это текст будет не только сложным, но и очень будет напоминаться попытку вовлечь Европейский Суд по правам человека в переоценку доказательств, чего он очень, очень не любит.

Evidence of criminal procedures in the European Court of human rights

Принимая во внимание, что ресурсы Европейского Суда по правам человека весьма ограничены, у жалобы на нарушения права на справедливое судебное разбирательств низкий приоритет, жалоба, о которой идет речь, это потенциально очень сложная по фактологии доказыванию нарушений жалоба это не то же самое, что, скажем, провести процесс без уведомления и участия стороны , нарушения, о которых идет речь, констатируются редко, а признать жалобу на первом этапе разбирательства неприемлемой очень легко — это не требует даже мотивировки, Ваши шансы на то, что жалоба в принципе будет рассматриваться по существу, пренебрежимо малы.

Однако нарушение этого права констатируется Европейским Судом по правам человека чрезвычайно редко. А прямо суд в этих постановлениях преступником Вашего отца не называет. Доказывание тут хотя и возможно, но весьма сложно даже столько с точки зрения прописывания всего, что должно быть прописано — в первую очередь, раскладывания по полочкам предмета доказывания — сколько с точки зрения восприятия всего этого читателем.

Но самое главное, что, судя по Вашему первому письму, Вы рассчитываете на то, что Европейский Суд по правам человека может принять решение по жалобе быстро. Ваньян против России" Vanyan v. Европейский суд признал факт нарушения ст.

Удивительно, но факт! Russia Суд подчеркнул, что он обязан принимать во внимание не только первоначальную жалобу с приложенными к ней доказательствами, но и все дополнительные документы, представляемые с целью придать жалобе завершенный вид путем устранения первоначальных упущений или неясностей.

Однако последующее использование их показаний в суде для обоснования обвинительного приговора - другое дело. Использование тайных агентов должно быть запрещено и меры ограждения от них приняты даже в делах, касающихся борьбы против наркоторговли. Из требований справедливого суда по статье 6 вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации полиции см. Когда случается, что действия тайных агентов направлены на подстрекательство преступления, и нет оснований полагать, что оно было бы совершено без их вмешательства, то это выходит за рамки понятия "тайный агент" и может быть названо провокацией.

В другом своем решении по делу "Раманаускас против Литвы" от 5 февраля г. Европейский суд пришел к выводу, что "действия Так, по делу Jean v.

Суд учел, что, во-первых, заявитель скрыл часть одного документа, чтобы утаить существенный факт по делу, а во-вторых, представил поддельное медицинское свидетельство в доказательство его утверждений о жестоком обращении с ним. Тем самым, по мнению Европейского суда, заявитель сознательно стремился ввести его в заблуждение, исказив картину событий, составляющих самую серьезную часть его жалобы. Суд расценил подобные действия как злоупотребление правом на подачу жалобы и признал ее неприемлемой.

По поводу сфальсифицированных доказательств Европейский суд в деле Shamayev and 12 others v. Однако власти не должны проводить самостоятельного расследования этих фактов, иначе подобное поведение может рассматриваться как нарушение ст.

Европейский суд отказался от буквального заимствования критериев доказательств из национальных правовых систем. В качестве требования к содержанию доказательств Суд выработал критерий "вне всякого разумного сомнения".

Эта формула впервые была сформулирована по делу Ireland v. Практика Суда исходит из того, что под "разумным сомнением" нельзя понимать сомнение, основанное исключительно на теоретической или надуманной вероятности.

Защита прав внутренних переселенцев — победа Украины в правовой войне

Как установил в деле Ireland v. При этом уровень убежденности, необходимый для достижения конкретного вывода, и распределение бремени доказывания неразрывно связаны со спецификой фактов, характером сделанных утверждений и нарушенным правом, гарантированным Конвенцией дело Nachova and others v. Особо строго критерий "вне всякого разумного сомнения" применяется Европейским судом при рассмотрении жалоб о нарушениях ст.

Каждая жалоба об этих нарушениях должна подтверждаться доказательствами, которые должны опираться на сосуществование достаточно весомых, точных и согласованных выводов или неопровергнутых презумпций дело Klaas v. Европейский суд неоднократно отклонял жалобы о нарушениях Конвенции как "явно необоснованные" на основании того, что утверждения заявителей были неубедительными, поскольку были основаны на гипотезах и предположениях, а не на веских и убедительных доказательствах.

Суд отклонял жалобы также на основании того, что доказательства или утверждения заявителя не были подробными и последовательными, а являлись расплывчатыми, а также неточными, непоследовательными и даже противоречивыми.

В частности, в деле Ksenzov v. Европейский суд отметил, что претензии заявителя не были подтверждены медицинскими справками.

Заявитель утверждал, что в условиях содержания под стражей он не мог пройти медицинское обследование для фиксирования его травм. Однако Суд отметил, что заявитель даже не просил провести медицинское обследование, чтобы зафиксировать свои травмы. При этом он не представил никаких иных доказательств в подтверждение своих утверждений. Хотя заявитель и утверждал, что его сокамерники и адвокат могли видеть следы его травм, полученных при избиении, сам он не представил показаний этих лиц.

Удивительно, но факт! Как указал Суд в деле K.

Кроме того, Европейский суд принял во внимание, что само описание событий, данное заявителем, было слишком расплывчатым и путанным, в нем не было каких-либо существенных деталей.

В итоге Суд решил, что заявитель не представил ему достаточных доказательств, чтобы сделать вывод о том, что "вне всякого разумного сомнения" он был избит сотрудниками милиции, и отклонил жалобу как "явно необоснованную" п. В отношении обоснованности жалобы о нарушении ст.



Читайте также:

  • О лишении права на получение алиментов
  • Из завещания составленного в 1895 нобелем
  • Завещание имеет срок давности