Подозревается в убийстве пер


В первом романе казалось, что он виновен.

Удивительно, но факт! Нелегко было тащить её среди поваленных стволов и вывороченных корней, но он не спешил.

В девятом данный факт поставлен под сомнение. Вина Фольке не опровергается, но, учитывая косвенный и провокационный характер доказательственной базы по тому раннему делу, а также ситуацию, в которой оказался Каспер, возникает стойкое ощущение, что Розанну мог убить и кто-то другой.

Вообще по мере развития цикла качество полицейской работы и социальный статус полицейских существенно изменились к худшему.

Рекомендуем к прочтению! нарушение пункта 23.2 пдд

Старая гвардия уходит, на первые роли выдвигаются показушники типа Мальма. Деятельность данного персонажа представлена поистине гротескной — десятки полицейских с собаками, вертолетами, слезоточивым газом и т. Этот полицейский, он мало того, что вышел на дежурство с оружием, так еще и из машины вышел с оружием! А иначе, как бы он мог застрелить парня насмерть? А если бы у полицейского не было оружия, то ничего бы и не случилось! Ну да, а если бы полицейский наряд вообще бы не отреагировал на сообщение о краже и подозрительной машине, то и подавно бы ничего не было Ну, В смысле, слов у меня нет.

Полицейскому ставится в вину, что он вышел с оружием. А то, что бандит был с оружием, и сразу стал стрелять в полицейских - это по мысли авторов ничего не значит!

Скачать книгу в формате:

Это его полиция спровоцировала. Ага, самим своим существованием, видимо так.

Удивительно, но факт! Если же встречаются исключения, то старшего сопровождает коллега помоложе.

Дальше там объявляется розыск скрывшегося второго парня. А авторы ему всю книжку горячо сочувствуют. Ну как же, он ведь не стрелял! А на него прямо облаву устроили, затравили бедного мальчика!

Потом, когда обнаруживают брошенную впопыхах бандитом машину машина, кстати, краденая, и он украл другую, чтобы не светиться, но это тоже ничего не значит, это, видимо, все продолжающиеся последствия провокации, устроенной полицейским нарядом , то авторы очень выразительно описывают, что в машине обнаружен всякий хлам, который бандиты своровали из того дома.

Разве это все дорого стоит! А то, что у какого-то гражданина сперли какие-то вещи ворье, так ну и фиг с ними! Разве это стоит жизни и сломанных судеб несчастных молодых людей!

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Потом этот скрывшийся бандит мечется туда-сюда, испытывая отчаяние, что его все ищут. Пока не натыкается на знакомую девицу, которая сейчас сожительствует с другим бандитом.

Он постарше, конечно, лет тридцать, но тоже жертва режима. Неоднократно судим за грабежи и кражи. Ну, говорю же, жертва режима! Она не успела вскрикнуть. Да это и не помогло бы. Он знал, какое место выбирать. Он поднял руки, стиснул её шею сильными загорелыми пальцами и стал душить.

Удивительно, но факт! Разве это все дорого стоит!

Её затылок уперся в бревна, и она подумала: Это была её последняя мысль. Она упала, раздетая, на душистый ясменник и прошлогоднюю листву. Он подождал с минуту, дыхание стало нормальным, сердце перестало отчаянно колотиться. За штабелем громоздился бурелом, память об осеннем урагане шестьдесят восьмого года, дальше начинались густые посадки ели в рост человека. Нелегко было тащить её среди поваленных стволов и вывороченных корней, но он не спешил.

В гуще ельника была яма, наполненная желтой от глины водой.

Удивительно, но факт! Потому что люди, судя по всему, с реально альтернативным мышлением и восприятием действительности.

Он свалил её в яму. Вернулся к машине и взял зеленое пальто. Поразмыслил, как быть с сумочкой.

Потом взял с бревен блузку, обернул ею сумочку и отнес все к яме. Яркий цвет пальто бросался в глаза, поэтому он взял толстый сук и постарался затолкать все вещи поглубже в яму. Затем около четверти часа собирал лапник и мох. И тщательно накрыл ими яму, чтобы случайные прохожие даже не подозревали о её существовании.

Лучшая рецензия на книгу

Он знал, какое место выбирать. Он поднял руки, стиснул её шею сильными загорелыми пальцами и стал душить. Её затылок уперся в бревна, и она подумала: Это была её последняя мысль. Она упала, раздетая, на душистый ясменник и прошлогоднюю листву. Он подождал с минуту, дыхание стало нормальным, сердце перестало отчаянно колотиться. За штабелем громоздился бурелом, память об осеннем урагане шестьдесят восьмого года, дальше начинались густые посадки ели в рост человека.

Нелегко было тащить её среди поваленных стволов и вывороченных корней, но он не спешил. В гуще ельника была яма, наполненная желтой от глины водой. Он свалил её в яму.

Вернулся к машине и взял зеленое пальто. Поразмыслил, как быть с сумочкой. Потом взял с бревен блузку, обернул ею сумочку и отнес все к яме.

Удивительно, но факт! Она заметила машину лишь после того, как та остановилась.

Яркий цвет пальто бросался в глаза, поэтому он взял толстый сук и постарался затолкать все вещи поглубже в яму. Затем около четверти часа собирал лапник и мох. И тщательно накрыл ими яму, чтобы случайные прохожие даже не подозревали о её существовании. Несколько минут изучал результаты своих трудов, кое-что поправил и наконец остался доволен. Пожал плечами и пошел к машине.

Достал из багажника ветошь, вытер сапоги, бросил её на землю. Она лежала на виду мокрая, грязная. Ветошь — дело обычное. Она ни о чем не говорит, ничего не доказывает. Он сел в машину и завел мотор. По пути он думал о том, что все сошло благополучно и она получила по заслугам. Хотя на часах было всего половина девятого и ясный, звездный октябрьский вечер был не таким уж холодным, длинная улица казалась почти безлюдной.

Редкие прохожие с любопытством смотрели на полицейскую машину, но интерес их тотчас угасал, так как вокруг неё ничего не происходило. Двое полицейских сидят и дремлют, только и всего. Однако, если присмотреться к ним поближе, можно было сделать вывод, что они не очень-то похожи на обычных полицейских.

Форма в полном порядке, портупея, дубинка, пистолет все на месте. А отличие заключалось в том, что водителю, тучному мужчине с добродушным лицом и пытливыми глазами, как и его болеё стройному товарищу, который подпирал плечом стекло дверцы, было лет под пятьдесят. Нижние чины полиции обычно молодые спортивные парни. Если же встречаются исключения, то старшего сопровождает коллега помоложе.

Он исходил из того, что ему было известно о человеке, за которым они охотились. Фамилия этого человека была Линдберг, прозвище — Лимпан, занятие — вор, специальность — кражи со взломом.

Три недели назад Лимпан пришел в ювелирный магазин в центре Упсалы и, грозя владельцу револьвером, заставил его отдать ювелирные изделия, часы и наличные, всего на сумму около двухсот тысяч крон. Все шло гладко, и Лимпан мог бы благополучно скрыться с добычей, но тут появился кто-то из служащих магазина. Со страху Лимпан нажал на курок, пуля попала служащему в лоб и уложила на месте.

Лимпану удалось бежать, и, когда стокгольмская полиция через два часа разыскала его на квартире невесты, он лежал в постели. Невеста клялась, что он простужен и последние сутки вообще не выходил на улицу. Обыск ничего не дал — ни брошей, ни часов, ни денег. Линдберга допросили, устроили очную ставку с владельцем магазина, однако тот колебался, потому что грабитель был в маске.

Зато полиция не колебалась. Во-первых, Лимпан после долгой отсидки, естественно, был без денег, а от одного доносчика стало известно, что Лимпан сам говорил о намечаемом деле в другом городе, во-вторых, нашелся свидетель, который за два дня до налета видел, как Линдберг прохаживался по улице, где находился ювелирный магазин.

Но Лимпан упорно твердил, что никогда не бывал в Упсале, и в конце концов пришлось отпустить его за недостатком улик. Вот уже три недели Линдберга держали под наблюдением, полагая, что рано или поздно должен же он направиться туда, где спрятана добыча.

Удивительно, но факт! Двое полицейских сидят и дремлют, только и всего.

Однако Лимпан явно учуял слежку. Раза два он даже приветливо махал следившим за ним сотрудникам в штатском. В конце концов Мартин Бек решил сам взяться за это дело, а Кольбергу пришла в голову блестящая мысль — нарядиться патрулями.

Ведь Лимпан издалека распознавал полицейских в любом штатском одеянии, а на мундиры смотрел с презрительным равнодушием. Значит, в этом случае форма — лучшая маскировка. Так рассуждал Кольберг, и Мартин Бек, правда после некоторого колебания, согласился. Ни тот, ни другой не рассчитывали на быстрый успех, тем приятнеё они были удивлены, когда Лимпан, решив, что слежка прекращена, сел на такси и отправился на Росюндавеген.

Они не сомневались, что назревает что-то важное. Удалось бы взять с добычей, да еще с орудием убийства — уж тогда он не отвертится и задача их будет выполнена.



Читайте также:

  • Привлечение иностранных граждан к ответственности за нарушение пдд
  • Проблема раздела общего имущества супругов
  • Юрист по приватизации квартиры краснодар